РАНЕВСКАЯ ФАИНА ГЕОРГИЕВНА

1896 - 1984
ИздательствоЛик России
РАНЕВСКАЯ ФАИНА ГЕОРГИЕВНА (наст. ф. и. о. Фельдман Фаина Гиршевна) (1896, Таганрог, Область войска Донского — 1984, М.), актриса; нар. арт. СССР (1961). Род. в семье богатого предпринимателя. Увлекалась т-ром с 14 лет, посещала занятия в частн. театр. студии А. Ягелло (А.Н. Говберга). Окончив в 1915 таганрогск. Мариинск. жен. гимн., уехала в М. Поступила в частн. театр. шк. Дебют Р. состоялся в 1916 в подмоск. дачн. т-ре в Малаховке. В 1917 родители Р. уплыли на своем пароходе в Турцию. В М. Р. познакомилась с М.И. Цветаевой, О.Э. Мандельштамом и В.В. Маяковским, здесь произошла ее перв. встреча с В.И. Качаловым. Окончив частн. театр. шк., играла во мн. т-рах, начиная с провинц.: в Крыму — в Феодосии (1918–19), в 1920­х — в Подмосковье, Ростове-на-Дону, Баку, Архангельске, Смоленске и др., а затем — в М., в т.ч. в Камерн. т-ре (1931–33), Центр. т-ре Кр. Арм. (с 1933), в 1943–49 играла в Т-ре драмы (ныне им. Вл. Маяковского), позже — в Т-ре им. А.С. Пушкина (1955–63), Т-ре им. Моссовета (1949–55 и с 1963). Перв. театр. роль в М. сыграла в Камерн. т-ре, в спектакле «Патетическая Соната» по одноим. пьесе М.Г. Кулиша, поставл. А.Я. Таировым. Трагич. образ падшей женщины, мечтающей о лучшей жизни, удался Р., обладавшей подходящими внеш. данными и сумевшей мастерски сыграть напряжен. переживания героини. Впосл. играла Вассу Железнову (1936), донью Эухению («Деревья умирают стоя», 1958), Марию Александровну Москалеву в «Дядюшкином сне» Ф.М. Достоевского (1964), Бабуленьку в «Игроке» (1956, Т-р им. А.С. Пушкина). Наст. популярность принесли ей роли эпизодич., такие как Манька­спекулянтка в «Шторме» В.Н. Билль-Белоцерковского (1951). Когда Р. выступала в этой роли, даже контролеры на каждом спектакле пробирались из фойе в зал, по ходу дела сообщая любопытным, сколько времени осталось до сцены Р. Приезжавший в 1955 в М. Б. Брехт увидел актрису в «Шторме» и назвал ее «ходячим V-эффектом», «поразительной человеческой глыбой», и хотел видеть в роли мамаши Кураж. Эпизоды были уделом актрисы и в кино, где она дебютировала в 1934 в роли госпожи Луазо в ф. М.И. Ромма «Пышка». Среди ее ролей также мать невесты («Свадьба», 1944, реж. И.М. Анненский), Маргарита Львовна («Весна», 1947, реж. Г.В. Александров), мачеха («Золушка», 1947, реж. Н.Н. Кошеверова и М.Г. Шапиро). Лучшей ее ролью в кино считается роль Розы Скороход («Мечта», 1943, реж. Ромм). Эпизодич. роли Р. всегда очень запоминались зрителям: Попадья («Дума про казака Голоту», реж. И.А. Савченко, 1937), жена инспектора гимн. («Человек в футляре, 1939, реж. Анненский), таперша («Александр Пархоменко», реж. Л.Д. Луков, 1942), фрау Вурст («У них есть Родина», реж. А.М. Файнциммер и В.Г. Легошин, 1950; Стал. пр., 1951) и др. После выхода на экраны ф. «Подкидыш» (1939, реж. Т.Н. Лукашевич), в кот. Р. сыграла сравнительно небольшую роль Ляли, ее начали узнавать на улицах. В ее Мачехе («Золушка») зрители узнавали, несмотря на пышные «средневековые» одежды, сегодняшнюю соседку­склочницу, сослуживицу, свою знакомую, установившую в семье режим своей диктатуры. С.М. Эйзенштейн мечтал снять Р. в «Иване Грозном», в роли Евфросинии Старицкой. Р. утвердили на эту роль, но по указанию из отд. агитации и пропаганды ЦК КПСС сняли из­за «ярко выраженных семитских черт лица». Небольшим изначально эпизодом была и роль домработницы Маргариты Львовны в «Весне» Александрова — по сценарию, она должна была только подавать завтрак своей знаменитой племяннице, и Р. сама сделала этот образ одним из самых ярких и смешных в фильме. Озвучила Фрекен Бок в легендарн. мультфильме «Карлсон вернулся» (1970, реж. Б.П. Степанцев). Р. сама вставляла в роли мн. фразы, некот. роли создавала практически наполовину. В народ ушли фразы Р.: «Муля, не нервируй меня», «Девочка, чего ты хочешь: поехать на дачу, или чтобы тебе оторвали голову?» и т.д. Несмотря на то, что телезрители помнят ее в осн. как комедийн. актрису, Р. уже с перв. ролей зарекомендовала себя как одна из лучших исполнительниц трагич. ролей своего времени. Две гл. трагич. роли Р. — миссис Севидж в одноим. спектакле по пьесе Дж. Патрика (1966) и Люси Купер в «Дальше — тишина» В. Дельмара в постановке А.В. Эфроса (1969; телеверсия, 1978). В обеих постановках гл. темой Р. было одиночество, кот. пряталось под маской шутки или переходило в трогат. беспомощность. Актрисе удавалось быстро менять внеш. маски своих героинь на глубокое страдание, проявлявшееся лишь, когда они оставались одни. Ее партнер в «Дальше — тишина» Р.Я. Плятт так вспоминал о ее Люси Купер: «Она может просто стоять и молча смотреть, устремив свои факелы-глаза в пространство или на партнера, — огромные глаза, то полные горечи, то вдруг сверкающие юмором, — и вы уже не можете оторваться от актрисы, ожидая какого­то откровения… Стоило вслушаться в реакцию зрительного зала, когда на сцене была Раневская, и вы услышали бы и всхлипывания, и взрывы хохота, и благодарные аплодисменты. И это же сочетание эмоций вы увидели бы на лицах зрителей, которые по окончании спектакля, чаще всего стоя, долго-долго аплодировали, вновь и вновь вызывая любимую актрису». В этом же спектакле ей суждено было выйти на сцену в посл. раз (24 окт. 1982). В 1983 она ушла из т-ра, и тогда никто еще не знал, что ей оставался посл. год жизни. Р. была обладателем огромн. таланта — не только как актриса. Она могла бы сняться в гораздо большем кол-ве фильмов, но не всегда оказывалась востребована, и, кроме того, по ее собств. словам «сняться в плохом фильме — все равно что плюнуть в вечность». И талант ее обратился на общение с самыми интересными из современников. Учителем Р. была П.Л. Вульф. Р. была дружна с А.А. Ахматовой, знакома с В.И. Качаловым, Б.Л. Пастернаком, А.Я. Таировым. После премьеры «Весны» она поддерживала самые теплые отношения с Александровым и Л.П. Орловой, называвшей ее «мой фей». Ни работа, ни состояние здоровья не могли ей помешать позвонить В.В. Серовой в трудные для нее дни, разрешить все сомнения таганрогск. краеведа, обратившегося к ней за воспоминаниями о родном городе. Частыми гостями в ее квартире были Г.С. Уланова, В.Ф. Рындин, но мн. своих самых близких друзей — Вульф, Ахматову, И.С. Анисимову-Вульф, С.М. Михоэлса — ей пришлось пережить, и пережить намного. Безмерно талантливая и безмерно одинокая актриса никогда не была замужем, и детей у нее тоже не было — посл. гг. ее жизни скрасил старый пес с «кривыми лапами, огромным брюхом и седым хвостом», по кличке Мальчик. После Р. остались не только ее фильмы и телеверсия спектакля «Дальше — тишина», но и ее блестящие афоризмы, неоднокр. переиздававшиеся. Редакц. советом англ. энциклопедии «Кто есть кто» («Who is who») Р. включена в десятку самых выдающихся актрис ХХ в. (1992). Стал. пр. за театр. работу (1949, 1951). Жила в Богословском пер., 3; после эвакуации — на ул. Герцена, 50/8 (по др. данным, 47); в 1948–52 — в Старопименовском пер., 7/9; в 1952–73 — на Котельнической наб., 1/15; в 1973–84 — в Южинском пер., 3 (мем. д.). Похоронена на Донском кладб.
«Весна». Реж. Г. Александров. 1947. Ф. Раневская в роли Маргариты Львовны"
«Подкидыш». Реж. Т.Н. Лукашевич. 1939. Ф. Раневская в роли Ляли"
Девушка с гитарой. Реж. Файнциммер. 1958. Ф. Раневская в роли Зои Павловны"

Если обнаружили ошибку, выделите текст ошибки и нажмите клавиши CTRL + ENTER

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.