ЛОНГИНОВ МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ

1823 - 1875
Издательствоlikrus.ru
ЛОНГИНОВ МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ (1823, СПб. — 1875, СПб.), историк, библиограф, библиофил, критик, мемуарист, поэт-любитель, драматург, гос. деят., т. с. (1873), статс­секр. (1874). Из дворян. Дальний родственник М.Ю. Лермонтова. Отец — Н.М. Лонгинов (1780–1853) (в 1840­е сенатор и чл. Гос. совета). Л. получил домаш. образование. В 1831–32 рус. яз., лит-ру, историю и географию ему преподавал на дому Н.В. Гоголь. В 1836–38 учился в Царскосельск. лицее; прервав обучение, в 1838 поступил на юрид. ф-т СПб.У, окончил его в 1842. В 1843–54 служил по ведомству Воен. мин-ва, затем МВД. В кон. 1840­х Л. сблизился с кружком, сложившимся вокруг ж-ла «Современник» (Н.А. Некрасов, И.И. Панаев, В.П. Боткин, А.C. Дружинин, И.С. Тургенев и др.). Его перв. лит. опыты принадлежали к погранич. жанрам лит-ры, выражавшим в смеховой, пародийн. и театрализ. форме бытовую культуру эпохи; увлеченность т-ром сопровождала Л. на протяжении мн. лет его жизни. «Стихи не для дам» (эротич. поэзия Л., «чернокнижие») сделали его имя изв. в лит. среде СПб. С 1854 — в М.; чиновник по особым поручениям при Моск. ген.-губ. (по февр. 1862); смотритель Рогожск. богадельного д., управляющий Рогожск. раскольничьим кладб.; попечитель Моск. ремесл. общ-ва. Служеб. деят­сть и карьерный путь Л. (в 1854 он — надв. с., в 1866 — д. с. с.), имевшего, благодаря отцу, связи в высш. общ-ве, успешно совмещались с библиофильством. Все более усиливающийся интерес к библиогр. и историко-лит. штудиям, ставшим во втор. пол. 1850­х профессией, — одна из индивид. черт его сложной, противоречивой личности. В эти гг. теснее становятся его контакты с библиофилами М. и СПб. (Г.Н. Геннади, П.А. Ефремовым, С.А. Соболевским, С.Д. Полторацким и др.), сохраняются связи с «Современником» и дружеск. отношения с его осн. авторами (Некрасовым, Панаевым, А.К. Толстым); прямое же сотрудничество с ж-лом. Л. прекратил после 1857, когда в нем усилилась роль Н.Г. Чернышевского и Н.А. Добролюбова. Но именно публ. цикла «Библиографические записки» Л. в этом ж-ле в 1856–57 положила начало систематич. публикациям его ист. и историко-лит. работ в моск. и с.-петерб. ж-лах: в «Русском вестнике» (1858–59); «Русском архиве» (1863–74); «Русской старине» (1870–74); а также в ж-ле «Атеней» и в газ. «Русские ведомости», «Молва», «Современная летопись» и др. Работы Л. разнообразны: изд. текстов и коммент. к ним, ст. биогр. характера, некрологи и мемуарн. свидетельства (о совр. Л. писателях и ученых). Характерен жанр рецензий, отражающий, помимо всего прочего, общие представления эпохи о статусе «критической библиографии» в науке и лит-ре. Объединяющее большинство этих работ начало — персонология рус. писателей (вт.ч. забытых и полузабытых), историков, мемуаристов, гос., полит. и обществ. деятелей, в перв. очередь, XVIII в. Среди тех, о ком писал и публиковал биогр. мат-лы Л., — деятели XVIII в. (Г.Р. Державин, Екатерина II, И.П. Елагин, Я.Б. Княжнин, Ф.О. Туманский, Д.И. Фонвизин, М.Д. Чулков и др.); XIX в. — вт.ч. его современники (Ф.Ф. Вигель, Н.И. Гнедич, Гоголь, А.С. Грибоедов, В.А. Жуковский, Лермонтов, М.М. Сперанский, С.С. Уваров, А.С. Хомяков и др.). Его перу принадлежат критич. отзывы о трудах рус. историков XIX в. (А.Д. Галахова, Н.М. Карамзина, М.А. Корфа, П.П. Пекарского, Н.А. Попова, Н.Г. Устрялова, А.П. Щапова). Бесценны работы Л., посв. истории рус. масонства, «трудам и дням» Н.И. Новикова, И.В. Лопухина, И.-Г. Шварца (кн. «Новиков и русские мартинисты» удостоена Уваровской пр. в 1867). Л. принадлежит заслуга в возвращении в культ. память имени А.И. Радищева (ст. в «Современнике — 1856. Т.VIII; «Библиографических записках» — 1859. Т.XVII; ст. «Радищев и его книга “Путешествие из Петербурга в Москву”» — РА. 1868. Кн. 11). По иронии судьбы, изд. трудов Радищева, подготовл. в 1873 Ефремовым, было запрещено, согласно введенным самим же Л. в 1872 «Новым временным правилам о цензуре». Не менее значима его роль в сохранении памяти о П.Я. Чаадаеве. Л. автор единств. некролога ему, пропущен. цензурой (Современник. 1856. T.LVIII), и один из первых его биографов (публ. в «Русском вестнике» — 1862. Т.XVII, и в «РА» — 1868. Кн. 4–5). Ряд публикаций Л., преклонявшегося перед А.С. Пушкиным, посв. его жизни и творчеству. Благодаря усилиям Л. было осуществлено изд. перв. сб. стих-ий П.А. Вяземского «В дороге и дома» (М., 1862). В отзывах о произв. совр. ему писателей и поэтов (А.Н. Островского, Тургенева, Хомякова и др.) доминируют тенденции «библиографического направления» в лит. критике — прочтения лит. произв., прежде всего, в контексте обществ. умонастроений времени. Однако в некот. случаях, как например в суждениях о лирике Е.А. Баратынского (РА. 1867. Кн. 1), сущностное понимание худож. природы жанра несомненно. В спорах 1840­х–– 50­х по проблемам эстетики позиция Дружинина была гораздо ближе ему, чем взгляды его оппонентов, защищавших принципы «реальной критики». При этом Л. всегда высоко оценивал критич. творчество В.Г. Белинского. Значима его ст. «Что значит договориться: (по поводу статьи Д.И. Писарева “Пушкин и Белинский”)» (Совр. летопись. 1865. №32) — единств. в то время ответ на это нигилистич. по своему характеру выступление Писарева. Вместе с Хомяковым, С.Т. и К.С. Аксаковыми Л. принимал актив. участие в возобновлении в кон. 1850­х деят­сти ОЛРС; в 1859–64 он секр. Общ-ва. Общественно-полит. воззрения Л. пережили длительн. и сложную эволюцию от умерен. либерализма 1840­х — 50­х ко все возрастающему консерватизму его восприятия действительности в последующие гг. При всем том, что библиофилия Л. и проблематика его историко-лит. исследований объективно оказались в «пространстве» споров о «старом и новом» западников и славянофилов, — идейно Л. был в кон. 1840­х — 50­е значительно ближе к западникам. Перелом во взглядах обозначился отчетливо в публицистике и письмах нач. 1860­х. Ход и методы проведения реформ, усиление нигилизма разночинской интеллигенции, опасение за судьбы дворянства — причины начавшегося перелома (Берков П.М. Н. Лонгинов в 60­х гг. // ЛН. Т. 22–24. С. 737–41). По предположению А.М. Ранчина (Лонгинов М.Н. //  РП. Т.3. С. 388), среди мотивов, обусловивших службу Л. в провинции (в 1865–66 он чл. от пр-ва в Тульск. губ. по крест. делам присутствии; в 1866–67 — предводитель дв­ва Крапивенского у. Тульск. губ.) было его желание применить на практике свои представления о возможности и путях сотрудничества сословий. В этот период, как и в гг. его губернаторства в Туле (1867 — нач. 1871), он продолжает свои библиогр. и науч. занятия. Можно считать, что в содержат. плане 1867–71 являются продолжением моск. периода его жизни. Свои изыскания он продолжал и позже, будучи назначенным в 1871 нач. Гл. управления по делам печати. Но это был уже др. человек, с принципиально иной, резко консерватив. системой взглядов на ситуацию в России и перспективы полит. развития. Ценз. политика Л. — новая эпоха в истории рус. печати. Ввиду болезни в посл. гг. жизни он фактически отошел от дел. Его архив и б­ка в 1921 поступили в ИРЛИ. Похоронен на Тихвинском кладб. Александро-Невской лавры.

Если обнаружили ошибку, выделите текст ошибки и нажмите клавиши CTRL + ENTER

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.